Скринский Александр Николаевич

Кем бы был человек, если бы никуда не стремился? Куда бы он пришёл? Чего достиг? На огне какого цвета готовилась бы пище? Да и был бы вообще огонь? И - была бы пища, если бы человек постоянно не стремился постичь окружающий мир? Это важно, это очень важно, когда человек к чему-либо стремиться. А когда личность посвящает всю свою жизнь тому, чтобы изменить ход вещей, чтобы сделать жизнь лучше, чтобы позволить большему количеству людей чётче ощущать радость бытия, - это называется – подвигом.

Имена Прометеев прошлого навсегда высечены в скрижалях истории. Они горели ради идеи, ради стремления проникнуть в тайны мироздания. И горели – не только образно. Сколько светлых, пытливых умов было сожжено на тёмных кострах средневековой инквизиции?! И сколько неспокойных и заряженных идеей людей продолжают пламенеть на алтаре науки и в наше время. Да, они тоже жертвуют: они отдают науке лучшие годы своей жизни, всего себя, и зачастую не получают своевременного признания своего вклада в общее дело прогресса человеческого общества.

Для человека естественно что-то сделать и следом получить ожидаемую награду. А в случае с наукой это «следом» может растянуться на десятки лет. Каким же терпением, каким внутренним альтруизмом нужно обладать, чтобы совершать открытие за открытием и при этом оставаться равнодушным к тому, что лавровых венков с почестями долго ещё не будет.

Одним из таких «альтруистов науки» и является Александр Николаевич Скринский. Это сегодня он - Директор Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, Академик РАН. Но даже сейчас его деятельности много патриотических бескорыстных оттенков. Если бы Александр Николаевич захотел, он бы рассказал, как во времена распада Союза звали его различные зарубежные институты и исследовательские центры. Ведь тогда он с его уровнем и специализацией мог получить всё для более чем обеспеченной жизни. И, тем не менее, Александр Николаевич Скринский остался поднимать российскую физику элементарных частиц из состояния, которое трудно назвать прогрессивным.

Родиной Александра Николаевича Скринского был Оренбург. 15 января 1936 года он родился в этом степном городе. Собственно, раннее детство будущего академика было достаточно обычным: до той поры пока он не услышал лекцию, посвящённую ядерной физике. Это произошло, когда мальчику было десять лет. И дальнейший путь человека уже приобрёл чёткое направление: вместо приключенческих романов про индейцев читалась физическая научно-популярная литература. Александр участвовал в школьных олимпиадах по физике самого разного уровня. Будучи студентом, входил в различные студенческие научные общества и принимал в их деятельности активное участие.

Александр Николаевич Скринский учился на физическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова, и на четвёртом курсе в 1957 году ему поступило предложение войти в коллектив лаборатории Г.И. Будкера. Эта лаборатория входила в возглавляемый Курчатовым ЛИПАН (в современном варианте – Курчатовский институт). Далее следуют годы напряжённой научной деятельности, труда с полной самоотдачей. И результаты показали себя уже 1964 году, когда была создана (параллельно с Принстон-Стэнфордской группой) технологическая система, первая из серии установок, разработки которых легли в основу современного Большого адронного коллайдера.

Далее Александром Николаевичем Скринским и под его научным руководством вплоть до настоящего времени проводится ряд разработок, которые опять таки нашли своё применение в Большом адронном коллайдере. Только начиная с конца шестидесятых годов прошлого столетия, научная деятельность Скринского Александра Николаевича начинает находить должный отклик в официальных государственных кругах: Ленинская премия 1967 года открыла молодому учёному дорогу к ещё большим достижениям.

А далее следует длительный промежуток, наполненный кропотливой изыскательской и административной деятельностью. За это время разрабатываются проекты, которые лишь многими годами позже были по достоинству оценены. В 1989 году Скринский Александр Николаевич получает Государственную премию за разработки и открытия, сделанные им ещё в семидесятых годах, и только в 2001 году официальными правительственными кругами была по достоинству оценена научная работа, выполненная Скринским в далёком 1974 году.

Несмотря на такие задержки в оправданном признании учёный бодр и не думает унывать, потому что верит в великое будущее российской науки. Он поддерживает тесные взаимоотношения с соотечественниками и коллегами, которые в смутные для науки времена не смогли найти своего места на родине и поэтому были вынуждены уехать заграницу. Александр Николаевич Скринский уверен, что очень скоро Россия сможет обеспечить своим «учёным сынам» достойные условия для жизни и работы у себя на родине. Уже сегодня появляются первые обнадёживающие ласточки, и дальше, согласно заверениям российского правительства, всё будет идти только к улучшению. То есть, недалёк тот час, когда заветная мечта академика Скринского Александра Николаевича осуществится, и российская наука вновь займёт лидирующие позиции в исследованиях и разработках самого высокого уровня.