О серьёзном и не сильно

0
170

О серьёзном и не сильно

 В нашем городе побывал популярный ребячий беллетрист Артур Гиваргизов. 

Умение «увидеть мир глазами подростка, оставаясь при этом взрослым», придумать абсолютно, вроде бы, обыкновенных, однако таких непредсказуемых героев... Всё это — особенности таланта Артура Гиваргизова, одного из самых парадоксальных, мудрых, весёлых авторов, пишущих для детей. Стихи, истории, пьесы для школьного театра, сочинённые Артуром Гиваргизовым, четыре знакомы читателям журналов «Ералаш», «Кукумбер», «Колобок и два жирафа». Его книги «Со шкафом на велосипеде», «Записки выдающегося двоечника», «Про Драконов и Милиционеров», «Экзамен на барабанщика», «Про королей и вообще» можно натолкнуться практически в каждой библиотеке.

Кто сказал, что современные ребятня не непомерно восприимчивы к стихам? Когда Артур Гиваргизов читал свои веселые поэтические истории, выступая в Новосибирской областной детской библиотеке им. Горького, равнодушных не было. К поэзии приобщились все — слушатели самых разных возрастов и литературных предпочтений. Впопад, немножко подискутировали о том, что такое «серьезная» литература. Подняли проблема, отчего современные авторы все больше веселят, а морализируют скупо и нехотя.

— Дело в том, что я отроду не стараюсь «просто веселить», — сказал беллетрист. — Юмор — он бывает весьма разным. Поглощать юмор для того, дабы уморить, а лопать юмор, спустя какой можно поговорить и о серьезном. Очевидно, любая по-настоящему хорошая том век выходит за границы жанра. Хоть, детектив можно отнести к «серьезной литературе», если это интересная, увлекательная, умная фолиант... нечто большее, чем прямо-таки детектив.

Стихи для детей тоже бывают крайне разные: убирать строчки «вроде бы и смешные, однако в то же часы — лирические», дающие «пищу для размышлений». Для примера, «чтобы вдалеке не ходить», автор прочел несколько стихотворений собственного сочинения: грустно-ироническое — про уборщицу тетю Тамару, которая сто лет работает в школе, однако «мечтает о воле» (чем не стихотворение-судьба?), забавное и трогательное — про симпатия пятиклассников. А ужели это не важнейший философский спрос: зачем кое-какие большие этак не хотят покупать собаку?

— Кто из вас, ребята, мечтал о собаке? — спросил версификатор малышей. И обратился к одному из самых активных... Выяснилось, что о собаке юный слушатель, тянущий руку, и впрямь мечтал, однако лохматого друга ему эдак и не купили.

— Вот и мне тоже собаку не купили, — продолжил Артур Гиваргизов, — потому я зачастую подкармливал бездомных животных. Меня за это ругали, пугали, что я лишаем заболею, что блохи на меня переползут, однако я все равно приставал к собакам. И старался припахивать свою школьную колбасу незаметно. А после вспомнил об этом, когда писал очередную книжку.

Из собачьих радостей и школьной колбасы родилось стихотворение про век, про взаимоотношения поколений: о детях и бабушках, о «братьях наших меньших». Стихотворение шуточное, однако в то же эпоха — серьезное.

— Уместно, собаки у меня дудки потому, что я живу недалеко от центра Москвы, — пояснил Артур Гиваргизов. — Мой дом напоминает «Титаник», корабль, а окрест него — море машин. Оттого собаке разгуливать попросту негде...

Или вот еще одинехонек животрепещущий спрос: что такое — взаправдашний праздник? Будто, хоть, помечать Новейший год, чтоб запомнилась сама новогодняя ночь, а не суетня-беготня, которая бывает накануне? Артур Гиваргизов рассказал, точно он встретил самый оригинальный Свежеиспеченный год в своей жизни.

31 декабря родственники и друзья, которые собираются вкупе, радуют товарищ друга подарками. И как-то случилось эдак, что все гости, не сговариваясь, преподнесли одно и то же:

Купила мама елку,

И папа купил елку,

И дедушка в подношение

Привез нам тоже елку.

Таким образом, вся квартира подрастающего поэта оказалась в елках — в зеленых ветках, в шишках, «в мечтах и запахах тайги». И вся дом Гиваргизовых сидела под елками, причем пять лесных красавиц уместились в одной здоровенный комнате — по углам, превратив городскую квартиру в глухой бор.

— Игрушек нам не хватало, и мы стали вешать на елки мандарины, фонарики из бумаги. И столько было празднично, таково здорово! Отчего мой вам рекомендация, ребятня: не покупайте одну елку к празднику. Покупайте точно подсолнечная три! Тогда встретите Новоиспеченный год по-настоящему.

«Люблю книги — декламировать и писать...»

Ровно Артур Гиваргизов написал свою первую книгу? Оказывается, это произошло полным-полно лет тому назад:

— Все мы в детстве мечтали избрать какую-нибудь героическую профессию. Кто-то хотел стать летчиком, кто-то мечтал произвести подвиг. Известно, что если к чему-то долго стремишься, всенепременно добьешься. Однако порой мне хотелось то одного, то другого: так, месяц я хотел стать музыкантом, месяц — художником. А раз поутру мне почему-то захотелось стать писателем. И я решил: напишу-ка исторический роман — страниц этак в семьсот. А что? Все пишут толстые романы! Лишь я не пишу, хотя учусь уже классе во втором.

Задумано — сделано: «роман» был написан, а главными действующими лицами оказались граф и графиня. К сожаленью, начинающий автор допустил маленькую ошибку — графиню он обозвал «графиной», и...

— Мои родители ужасно верно поступили тогда — посмеялись над моими «графинами». А я обиделся и решил: дудки, не буду я писателем, один надобно мной смеются.

Во всяком случае, с историческими романами Артур Гиваргизов до поры до времени «завязал», и когда десница потянулась к перу в более зрелом возрасте, отдал предпочтение коротким литературным формам.

Ныне Гиваргизов является автором многих книг, а издательство «Самокат» готовит к выходу в свет его очередные сборники стихов и прозы. Отрывки из этих будущих сборников беллетрист читал новосибирским школьникам: скажем, стихотворение о том, отчего хулиганы боятся одну маленькую трехлетнюю девочку... Выслушав эти стихи, кто-то из ребят вспомнил и о своей сестренке, которую задиры-пацаны обходят стороной — до того она девочка общительная, любит пошутить и позадавать вопросы.

Впопад, юные новосибирцы тоже оказались большими мастерами по части вопросов. Так, у писателя спросили: жрать ли у него девиз? Выяснилось, что девиза нету, однако зато Артур Гиваргизов давненько уже определил для себя главные и любимые занятия:

— Я люблю книжки — разбирать и сочинять. Я люблю музыку — внимать и исполнять... в музыкальной школе преподаю классическую гитару. А недавно даже купил себе древний музыкальный инструмент — лютню. И это ладно, что заниматься исполнять на ней сложно, потому что наслаждение растягивается. Еще я люблю вояжировать, и в вашем городе бываю зачастую, потому что езжу на Алтай, а вспять возвращаюсь спустя Новосибирск. Такое замечательное точка — горы, леса! — располагается обок с вашим городом...

Главное в художнике — оригинальность

Размышляя об оформлении книг, беллетрист заверил: для него художник-иллюстратор век был соавтором. Более того, он, сочинитель текстов, относится к художнику даже с большим трепетом и «серьезом», чем к самому себе.

— Полистайте книги, вышедшие в серии «Пестрый квадрат» (издания, признанные лучшими детскими книгами на самом престижном конкурсе «Книга года-2009»; в рамках этой серии вышел сборник А. Гиваргизова «Непослушный пират». — Т. Решке). Посмотрите, сколько интересного в этих иллюстрациях, ровно тонко они связаны с текстом! Мне страшно понравилось трудиться с Максимом Покалевым — он не просто-напросто проиллюстрировал «Непослушного пирата», он развил сюжеты рассказов и стихотворений.

Участники студии «Гармония творчества» приготовили писателю подношение — выставку художественных работ, посвященных его творчеству, и Артур Гиваргизов, в свою очередность, поделился с ребятами планами на будущее: возможно, в ближайшее эпоха ему удастся издать книгу своих рассказов и стихов, проиллюстрированную юными художниками.

— На международной ярмарке в Лейпциге я видел книги, в которых были использованы лишь детские иллюстрации. Каждая такая книжка — особый мир, каждую охота переворачивать долго-долго. Ребята порой поражают взрослых тем, что умеют нарисовать то, что чувствуют, по-своему. И обратите внимание, художники — они ведь не «под детей» рисуют, у них прямо-таки мироощущение такое, близкое к детскому. Скажем, раскройте мою книгу «Контрольный диктант и Древнегреческая трагедия», посмотрите, какие обаятельные персонажи у Александра Войцеховского — не попросту добрые, однако по-особенному добрые! Индивидуально добрые, не похожие на других. Среди этих людей охота быть, рядышком с ними уютно. И художник сумел всё это нарисовать не как-то сложно, не в реалистической манере, а выразил характеры простым «детским» рисунком. И я не уверен, что от простодушия детства необходимо уходить. Во всяком случае, одинехонек мой известный художник — профессионал высокого класса говорит: «Чтобы мне нарисовать эдак, ровно я чувствую, словно я хочу, мне нужно разучиться рисовать!» То снедать разучиться ладить то, чему научили в институте.

Со мной в детстве приключилась смешная история. Дело в том, что моя мама работала на студии мультфильмов: истории про поросенка Фунтика, «Приключения барона Мюнхаузена» — все это нарисовала она. Благодаря маме у меня вечно были фирменные краски и кисточки, а столько словно в то пора, когда я был школьником, это было дефицитом, считалось, что я — художник. Хотя писать я не умел.

Как-то в Москве проводился всегородской конкурс для юных художников, и наша школа направила на это мероприятие собственно меня. Понапрасну я говорил: ребята, я писать не умею! Мои друзья отвечали таково: «Все нормально, давай, вперед, за честь школы!..» На конкурс «Я вижу мир» школьники-москвичи представили 560 работ, и я, Артур Гиваргизов... получил первое пункт. Не умея малевать! Зачем, за что?! Представьте: 559 голубых глобусов, рук негров, китайцев, европейцев... белые голуби, надписи «мир» по-русски, по-немецки, по-английски... А я как-то не додумался до глобуса. И решил: нарисую-ка миролюбивый вид — природу, восход солнца, зайчика на лесной поляне. А эдак словно малевать не умел, я взял сильно темную красную краску, и вместо восхода получился заход. Я решил показать полянку, однако полянка получилась не светлая, радостная, лесная, а — болото. Далее стал малевать зайчика, однако не дотерпел, краска не высохла, потому что я больно полно воды налил в акварель. Столь что зайчик у меня поплыл, и получился не зайчик даже, а инфузория. Представляете? Кровоточивый заход. Болото. Какой-то леший сидит посредине... Вот эдак «я вижу мир». И все равно жюри присудило мне первое точка. Потому что оригинальность в творчестве — самое главное. То, что вы нарисовали, написали, подобает выделяться от того, что создали другие. И тогда у вас всенепременно появятся читатели, зрители, слушатели, которые будут вас узнавать.

Автор: Татьяна РЕШКЕФоторепортаж

   

По мотивам vn.ru