«Мы держим марку!»
«Мы держим марку!»
0 173

«Мы держим марку!»

 Новосибирская государственная филармония: о грядущем новоселье и творческих проектах. 

В 2012 году эта концертная организация высочайшего класса отпразднует 75-летие со дня рождения. А нынче, в 2011-м, наш город отмечает юбилей здания, в котором проходят филармонические концерты и которое известно всем новосибирцам под именем «Дом Ленина».

«Дому Ленина» исполнилось 85. О том, что прошли юбилейные торжества, а также о планах на будущее рассказали директор Новосибирской государственной филармонии Александр Назимко и художественный шеф, заслуженный деятель искусств России Владимир Калужский.

День рождения филармонии — праздник особый, и, по словам организаторов торжеств, традиционному звучанию они стараются доложить «новую окраску». Чем обусловлена новизна? Хотя бы тем, что с 1 января Новосибирская филармония перешла «в автономию». По этому поводу в СМИ, в Интернете кипят тревожные дискуссии, однако представители творческого коллектива уверяют: они продолжают корпеть и по-прежнему строят грандиозные планы на будущее.

«Для нас это всё — история»

— Несколько лет назад музей филармонии приобрел реликвию, которая датируется 1924—1925 годами, — рассказывает Владимир Калужский. — Это — марка, эквивалентная стоимости одного кирпича. В те годы была придумана «игра», предоставившая возможность практически всем горожанам встретить участие в строительстве здания, которое мы знаем точно «Дом Ленина». Как я понимаю, принцип был таковой же, ровно при распределении облигаций в советское пора: доля зарплаты выдавали марками...

 Участвуя в «игре», любой новосибирец внес в дело свою лепту — вложил собственный кирпичик в сооружение, и, в конце концов, в центре города выросло просторное многофункциональное дом, обладающее, с точки зрения того времени, поистине уникальными возможностями. Открытие «Дома Ленина» стало крупным событием в жизни Новосибирска-Новониколаевска, тем более что в ту пору у нас еще не было ни оперного театра, ни многих других ярких и разнообразных учреждений, определяющих теперешний развитой лицо сибирской столицы. Тут, в «Доме Ленина», было всё: и необходимый партийный официоз, и просветительная труд. Истина, внешний обличье здания, какой мы нынче представляем себе не иначе, что с символической лирой на фасаде, сформировался вдалеке не зараз — проект завершился в предпоследний год войны...

В процессе размышлений над реликвией, 85-летней маркой, родилось звание юбилейного вечера, организованного Новосибирской филармонией: «Держим марку!»: «То кушать, с одной стороны — мы держим марку ровно исторический документ, а с иной стороны — держим марку точно жажда сохранить все наши лучшие качества».

На праздничном вечере обыгрывался еще один-одинехонек момент, о котором деятели искусств говорят с осторожностью, «с трепетом и надеждой»:

— Подобно тому, точно, несмотря на минусовую температуру, мы ощущаем приближение весны и прочие приятные вещи, вот настолько же мы ощущаем, что, может быть, скоро окажемся в другом помещении, — поясняет Владимир Калужский. — Мы знаем, что будет построен новоиспеченный здоровущий зал, и это наполняет наши сердца надеждами.

Праздничная программа «Держим марку!» состоялась 5 февраля в Камерном зале, и в ней приняли участие солисты и коллективы филармонии — все, кто в 2010-м пережили очередные «пиковые страницы биографии». Это камерный хор Новосибирска, квартет «Филармоника», джаз-оркестр «Сибирский диксиленд», лауреаты международных конкурсов Илья Тарасенко, Олеся Журавкина... Во втором отделении слушатели познакомились с фрагментами больших программ, перед публикой выступили ансамбль Павла Шаромова, эстрадно-симфонический оркестр. А в целом всё получилось «масштабно, монументально и празднично».

Дабы сохранялся созидательный накал

Служители муз подчеркивают: если все сложится, словно запланировано, свое 75-летие филармония отпразднует уже в новом, более крупном, более современном помещении.

— Мы хотели бы свести эти два события — юбилей филармонии и открытие нового зала, — делится планами директор Александр Назимко. И поясняет, что, когда коллектив перейдет в другое помещение, у филармонии появятся широкие возможности осуществлять проекты, принципиальные собственно для нового зала. Для того дабы завлечь публику, потребуется изобрести самые неожиданные, нетрадиционные ходы: ведь если в зал, рассчитанный более чем на тысячу мест, придет, скажем, триста человек — это будет неуютно и для исполнителей Хоть, для именитых гастролеров), и для самих новосибирцев...

Невзирая на то, что программы филармонии довольно сложны, средняя заполняемость зала, по словам Александра Назимко, ныне весьма высока — эдак 80%. Новосибирская филармония рискует организовывать даже такие программы, на которые не отваживаются многие другие города и регионы страны. Не отваживаются потому, что «честно признают: а кто придет? у нас дудки подобный публики». К счастью, в Новосибирске еще поглощать ценители и знатоки высокого искусства, которые посещают симфонические концерты, активно приобретают абонементы. Эксперимент работы показал, что самым посещаемым является абонемент «Портреты композиторов» (недавно отметивший 15-летие). Публика охотно идет на симфонические концерты, «неплохо посещаются» детские программы, начал набирать «свою публику» эстрадно-симфонический оркестр.

Полноте тяжко покудова что воспринимается органная музыка, поскольку визуальный линия тут практически отсутствует. Шедевры органной музыки вызывают гораздо вящий эмоциональный ответ, когда звучат, так, в католических соборах... Новосибирская филармония располагает органом, и этот «маленький, симпатичный, немножко электронный» инструмент позволяет исполнять любую музыку, однако культуру посещения органных концертов предстоит настраивать. Собственно с этой целью в новом помещении планируется разместить великий орган — тем более что проект эту возможность предусматривает. Натурально, столь значимое событие произойдет не залпом. По словам Александра Назимко, будет объявлен конкурс зарубежных фирм, производителей органов, которые изготовят музыкальные инструменты специально под последний зал филармонии. Кто выиграет? Немецкая, чешская или голландская фирма? Покажет час.

Хотя новоселье — событие само по себе нерядовое, способное гарантировать всплеск интереса к филармоническим коллективам, дальнейшая творческая фортуна этих коллективов будет зависеть уже от того, как они обеспечат «творческий накал». От того, сумеют ли сделать таково, чтоб на симфонические концерты пошли даже народ, которые подобными вещами ранее отроду не интересовались. Планируется найти новую систему общения с подрастающим поколением, исполнить свежие интересные программы, которые «не вступят в противоречие с традициями, однако будут рассчитаны на массовость».

Представители филармонии надеются, что последний зал будет видеть собой подлинный «храм высокого искусства», причем в этом храме смогут выступать не всего симфонический оркестр, однако также и фольклорные, и танцевальные коллективы. На Западе, так, уже существуют «залы-трансформеры», «умеющие» приспосабливаться в соответствии с многообразными задачами, и эта гибкость снимает большинство технических проблем, обыкновенно возникающих перед исполнителями. О строительстве «зала-трансформера» новосибирцам покамест остается единственно размешивать, однако в новом «храме искусства» будет возможность обманывать акустику, настраивая для проведения того или иного концерта.

Проверка реальной экономикой

В Новосибирске нынче работает довольно завались творческих коллективов. Степень их мастерства различен, а степень жизнеспособности каждого определяется самой жизнью. Искусство — материя тонкая, и она проходит проверку реальной экономикой. К сожалению, пожирать и «такие факторы, словно изнеможение человеческого материала, смена поколений» и т. д. Потому если некий коллектив не способен завлечь публику, если он не в состоянии предложить новые сюжеты, наладить взаимодействие с коллегами-партнерами, может быть поставлен спрос о расформировании. Таковы реалии, и глядеть к ним следует здраво.

Что же касается выхода Новосибирской филармонии «в автономию»... Безусловно, для артистов наступает трудная пора экспериментов, эпоха вести внимательный подсчет доходов и убытков. Однако люд творческие прекрасно понимают, что резкие изменения могут вытребовать у зрителей болезненную реакцию, что у каждой программы, у каждого коллектива трескать свои достижения, и все эти нюансы непременно будут учитываться. Тем не менее, сам по себе отыскание новых форм работы неизбежен, а контракты вскоре станут «нормальной частью существования каждого артиста». Заключая контракт, артист начинает задумываться о том, что заработная плата не устанавливается для него один и навеки: «Все зависит от того, слушают ли его публика? Нравится ли им то, что он делает? Артист начинает интересоваться — кто же там, в зале, сидит? чего ему охота? А это век дьявольски хорошо».

— Мы ни в коем случае, вовеки не пойдем по пути коммерциализации нашего продукта, — обещает Александр Назимко. — Потому что понимаем степень нашей ответственности: сеять разумное, доброе, вечное. Наша миссия остается безусловной! Однако, даже «сея вечное», мы должны находить взаимопонимание со зрителем, должны тянуться, дабы пребывание в наших стенах было приятным, удобным. Таким образом, мы будем противоборствовать за зрителя и соблазнять его в наши залы.

Автор: Татьяна РЕШКЕ

По мотивам vn.ru

NO COMMENTS

Leave a Reply