Никита Пан

Никита Пан родился в начале 16 века, точной даты рождения выяснить так и не удалось. Этот казацкий атаман был самым ближайшим соратником великого Ермака. Ермак, со своими товарищами занимался разбоем и всякими дерзкими набегами на мирных путешественников. Некоторые из этой самой настоящей банды были даже осуждены Государем на смерть.

Кто же был Никита Пан, Ермак и другие его сподвижники? Знаменитая Строгоновская летопись, а за нею и историк российский Карамзин, называют Пана, Ермака и его воинов-сподвижников, то волжскими казачьими атаманами, то донскими вольными казаками, что по сути- одно и то же, так как донские казаки часто переходили с Волги на Дон и обратно. Абсолютно то же самое говорит и старинная Есиповская летопись. Вроде бы, ясней не может и быть: донские атаманы и донские казаки. Казаки на Дону рождались, крестились, учились разным воинским упражнениям и верховой езде, становились в стройные ряды борцов за свободу своей родины и веры, погибали в битвах с врагами, или даже умирали в тяжкой неволе басурман. Специальных метрических книг в 16-17 веках не вели, даже не имели никаких писцовых книг станов и казачьих городков. Казаки все были равны между собой, и все были самые настоящие герои. Если же кто то из них и выделялся из общей среды сотоварищей своим незаурядным умом и недюжинными способностями воина, то его избирали атаманом походным, кошевым и предводителем во время различных набегов и экспедиций по морю. Об атамане лишь просто говорили, что он- обычный казак, наш донской атаман и все мы просто – атаманы-молодцы. Всегда все казаки принадлежали одному единому войску и служили одной казацкой идее.

Появление Ермака на реке Волге летописи единодушно относят к концу 70-х годов 16 века. Уже в это время от нынешнего современного города Саратова до Астрахани и бунтарского острова Яика было уже много различных временных казацких станов, стоявших на землях, захватнически отнятых у татар. Примерно в 1570 году кое кто из донских атаманов полностью разгромили и окончательно уничтожили богатую столицу ногайского ханства Сарайчик, расположенного при устьях Яика. За этот дерзкий и великий подвиг царь Иоанн Грозный в том же году даже прислал на Дон свою жалованную грамоту, кстати, первую из всех сохранившихся грамот из того времени . Награждая смелых казаков за их заслуги, и таким образом поощряя в войнах с татарами, царь Иоанн Грозный, как весьма тонкий политик, в то же самое время старался как-то уверить и ногайцев в своей с ними дружбе, из-за чего некоторые из донских атаманов, бывших в это время на реке Волге, как-то: сильный духом Иван Кольцо, разудалый Богдан Барабоша, верный Ермаку Никита Пан и другие казаки, попали в довольно щекотливое положение: они напали и разграбили недалеко от переволоки ногайских послов, и в том числе, ехавшего с ними нашего русского посла, по имени Василий Перепелицын. Разгневанный Иоанн Грозный сразу положил на них свою тяжелую опалу.

Никита Пан отличался своим редким удальством, за что его очень ценил Ермак. Строгановы, наслышанные о разбоях смелой банды Ермака, предложили пятерым казакам: Ермаку, Пану, Матвею Мещеряку, Якову Михайлову и Ивану Кольцу служить на государевой службе. В апреле 1579 года Строгановы прислали казакам щедрые дары и грамоту, в которой убеждали отвергнуть разбойницкое ремесло, которое недостойно Христианских витязей и стать настоящими воинами Белого Царя. Строгановы имели совсем небольшую дружину, а вот земли их были просто огромными, поэтому им было очень выгодно примириться с Ермаком, Паном и остальными казаками, чтобы защитить свои земли от набегов. Так и пришли казаки оборонять Великую Пермь и восточный край Христианства. Как писалось, Ермак с сотоварищами прослезились от умиления, они решили променять свои имена смелых и дерзких грабителей на имена доблих воинов отечественных. Приняв на себя обязательства по защите Великих Пермских земель, они подняли свое знамя на берегу реки Волги, кликнули свою дружину и собрали целых 450 бойцов, уже 21 июня 1579 года они прибыли всей дружиной к Строгановым и стали на защиту их земель.

Однако, далеко не все казаки радостно откликнулись на призыв Государя. В казацком войске даже произошел раскол. Часть казаков осталась на Яике и через четыре года после того, как Ермак и Пан ушли на службу к Строгановым, выстроили себе укрепленную крепость. Богдан Барбоша и другие казаки не поверили Государевым грамотам, и такой раскол среди казаков имел серьезное влияние на все дальнейшие экспедиции Ермака. На Яике оставались те из казаков, кто собой олицетворял бунтарский дух и не мог бросить грабежи и воровство. Эти люди не собирались связывать себе руки, служа царю и Строгановым. В последствие казацкое воинство вольных казаков ещё больше обособилось и разделилось на «войско Донское» и «войско Яицкое».

У Ермака и его соратников было немало славных походов, в одном из этих походов, когда войско казаческое завоевало главный Остяцкий город Назым, а случилось это в 1583 году, и пленило их князя, пал смертью настоящего казака Никита Пан. Ермак тяжело переживал смерть своего друга, он даже не хотел идти дальше, и только долг по защите Отечества заставил его продолжить свои экспедиции.