Пампушечка
Пампушечка
0 190

Мой муж Павел обнимая меня за располневшие после родов бедра, с неподдельной нежностью в голосе говорил:
- Моя пампушечка.
В ответ я колотила его своими пухлыми кулачками по груди, и вырываясь из объятий, с яростью говорила:
- Я растолстела, рожая твоего ребенка. Не смей больше так говорить! Я ищу лекарство от любви!
Он, с удивлением глядя на меня через стекла очков, отвечал:
- Если я стану называть тебя балериной ты еще больше обидишься.
И уходил, пожимая плечами.
После подобного разговора я категорично для себя решила, что сяду на жесточайшую диету. И больше ни одна конфетка, ни одна сладость не прибавит мне и грамма к тому, что я уже сейчас имею.
Мучаясь страшным голодом, я целый день пыталась занять свои мысли хоть чем-нибудь, только не едой. В доме не осталось сладкого, мучного и высококалорийного вообще.
Пришедший домой Павел после работы без вопросов съел на ужин овощное рагу, и попил чаю с куском сыра. Он ничего не сказал мне об этой перемене, и многозначительно понимающе молчал большую часть времени.
На следующий день ко мне приехала мама, она, конечно, привезла с собой на машине целые пакеты, наполненные десертами, фруктами, жирными сырами и колбасами. Всем тем, что не применено, обещало свести меня с ума в ближайшее время. Немного поболтав о том, о сем, и забрав на выходные внучку, моя мама укатила, оставив меня наедине с искушением.
Манящие шоколадные, песочно-рассыпные, слоеные образы заставляли выделяться желудочный сок на протяжении всего дня, просто сводя меня с ума.
И я не выдержала, постыдно провалила свой тест на силу воли. Я набросилась на еду так, как-будто меня неделю не кормили. Я глотала шоколадный крем торта, запивала соком и горько плакала.
Горько плачущей, уткнувшейся в ладони лицом меня и нашел мой муж.
- Глупенькая, - сказал он, гладя меня по голове. – Этого не стоит.
Он говорил мне самые нежные и добрые слова, которые я когда-либо от него слышала.
Вскоре я затихла у него на руках и поняла, как я недооценила своего мужа. Он любил меня не за мою внешность, а за то, что я это я. Он влюбился не в картинку, не в образ, а в живого человека и готов был любить меня до самой старости со всеми лишними килограммами и морщинками.

NO COMMENTS

Leave a Reply